Информационный ресурс
Весь мир цемента и строительства на одном сайте

Отходы должны приносить пользу

Андрей Шевцов«Тандем»: Андрей Михайлович, не могли бы вкратце рассказать о своём пути в бизнесе по переработке отходов?

Андрей Шевцов: Я начинал работать в этой сфере ещё в 1987 году, когда такой структуры, как «АЛИТ М», естественно, не существовало, а все предприятия были государственными. Моя трудовая биография начиналась на Подольском цементном заводе, рядом с которым располагался НИИЦемент. И в тот период всё время возникали идеи о том, как улучшить вяжущие свойства цемента путем внедрения различных добавок. И на заводах, работающих по «мокрому» способу, много размышляли о том, как уменьшить производственные затраты и снизить себестоимость продукции.

Шла постоянная борьба с влажностью, а я тогда занимался, в частности, тем, что от вечал за приготовление и подачу сырьевой смеси (шлама) на печи. Но мы знаем, что бесконечно снижать уровень влажности нельзя, так как это будет затруднять подачу шлама на печи. Но за счёт того, что мы стали вводить различные активные вещества и добавки, при таком же уровне влажности удалось существенно увеличить растекаемость смеси. В результате значительно снизился расход воды при помоле известняка с глиной в сырьевых мельницах.

Однако, когда внимательно посмотрели на результаты, увидели, что используемые добавки получены вовсе не каким-то суперсложным и затратным путём, а являются отходами других предприятий.

Надо сказать, что Подольский цементный завод являлся экспериментальным, а в то время существовали программы по использованию золы ТЭЦ в цементной протогдашнем СССР фактически были одними из первых.

 

«Тандем»: Переход на золу был вынужденным из-за истощения глиняных карьеров?

Андрей Шевцов: Нет, ведь не секрет, что такое социализм. При плановой экономике мы на заводе не задумывались о том, где взять компоненты для производства. Об этом голова болела у чиновников в главке и министерстве. Но в те времена, когда я пришёл на завод, известняковый карьер уже исчерпал свой ресурс и завод работал на привозном сырье. Глиняный карьер тоже был практически истощён и его запасов не хватало. Поэтому использование золы было, как говорится, в тему.

Но когда вышел закон о соцпредприятии, то ситуация быстро изменилась, и ТЭЦ, с которых нам в соответствии с программой до того момента зола доставалась практически даром, быстро подняли в несколько раз цены на свои отходы. Это для цементников стало ударом, так как было потрачено много времени и сил, чтобы перевести производство на двухкомпонентную смесь из известняка и золы. Ведь для этого пришлось исключить из процесса глину и даже огарки. И мы считали, что это нам следует платить за утилизацию отходов, а не наоборот.

Нам пришлось отказаться от поставок золы и возвращаться к традиционной технологии производства цемента.

Однако опыт по утилизации золы, которая фактически являлась отходом, в дальнейшем очень пригодился. И когда в 1993 году я пришёл с проектом по утилизации промышленных отходов в существовавший тогда Мособлкомприроды, то встретил там однозначную поддержку. Ведь в их задачи входило стимулирование предприятий к цивилизованной утилизации отходов, но хозяйствующим субъектам было очень сложно это делать, т. к. отсутствовали специализированные компании по переработке.

 

«Тандем»: Ваша компания тогда уже существовала?

Андрей Шевцов: Мы организовали собственное предприятие в 1991 году, и с того времени я начал ездить по подмосковным городам и предлагать свои услуги по переработке отходов. Доводилось, в том числе, много выступать перед экологами предприятий и рассказывать о своих возможностях. И если из 20-25 представителей двое оценивали нашу инициативу положительно и удавалось заключать договоры, то это давало возможность наращивать производственную деятельность по переработке.

Примерно к 1995 году удалось добиться неплохих успехов. В частности, нами были приведены в порядок с утилизацией осадка очистные сооружения г. Жуковского. И в то время мы работали уже с такими предприятиями, как АМО ЗИЛ, ОАО МТЗ «Филит», ОАО ММЗ «Серп и молот», ФГУП ГКНПЦ им М. В. Хруничева, ФГУП «Гознак».

 

«Тандем»: Какие виды отходов вы утилизируете?

Андрей Шевцов: Их много. Это нефтесодержащие отходы, гальваношламы, нейтрализованные травильные растворы, лакокрасочные материалы. Все эти отходы используются в качестве добавок при производстве цемента или выступают в роли альтернативного топлива.

В числе прочего, мы используем отходы, осадки очистных сооружений автомоек и ливнестоков, в состав которых входят известняк и глина, используемые в цементном производстве. Есть там и вредный для цемента и, наоборот, необходимый при изготовлении асфальта песок. Его мы совместно с коллегами, с которыми плотно работали ещё в 90-е года, также активно использовали для производства асфальтобетонных смесей.

Например, когда мы определили химсостав осадка на очистных сооружениях завода ЗИЛ, то выяснилось, что он практически идеально соответствует составу готового шлама для цементной промышленности. Его мы после небольшой корректировки также пускали в дело.

В целом, сейчас в основном мы занимаемся тем, что утилизируемые отходы используем в качестве сырья для цементного производства в виде добавок для улучшения вяжущих свойств цемента.

 

«Тандем»: Каждый вид отходов перед использованием изучается на химсостав?

Андрей Шевцов: Да, конечно. Пока у нас нет своей лаборатории, хотя есть планы по её организации. Также мы в будущем планируем не арендовать мощности на цементных заводах, а создать собственное предприятие по переработке отходов. Говорить о каких-то деталях этого проекта ещё преждевременно, но этой проблемой мы сейчас очень плотно занимаемся. В основном мы намерены сосредоточиться на промотходах. Но это дело затратное, средств не хватает, поэтому пока у нас имеется свой парк спецавтотранспорта и мы арендуем асфальтобетонные и цементные производственные мощности.

 

Алексей Щеглов

 

Полную версию статьи читайте в журнале «Тандем» № 1-2013